7 марта 2019 92


Календарная весна настала. Осталось дождаться, пока она окончательно вступит в свои права — с птичьими трелями, тёплым ветром и молодыми листочками на деревьях. И тогда, быть может, цветы распустятся даже в глубине души. В главную рубрику пятого номера «Союза писателей» приглашаем авторов с произведениями, посвящёнными весне

Также принимаются стихи и рассказы в свободные разделы «Поэзия» и «Проза», рубрику для детей «Цветные зонтики» и юмористический уголок «Комната отдыха».

Как предложить материал для публикации:
Способ 1. Заполнить онлайн-форму на сайте журнала, нажав кнопку «Отправить заявку»: journalsp.ru/uchastie
Способ 2. Скачать заявку в формате .doc, заполнить и выслать вместе с произведениями на эл. адрес редакции: sp@izdat-kniga.ru

26 февраля 2019 81


Современная литература представляет собой особое явление. Она многообразна, часто непривычна и нетрадиционна, так что не утихают споры литературоведов по поводу её будущего. В ней нередко наблюдается смешение форм, жанров и стилей. Прежде всего это справедливо в отношении современной прозы. Что касается поэзии, то она также испытывает на себе влияние происходящих в мировой культуре событий: нередко встречаются эксперименты со словом, формой стиха, ритмической организацией. И тем интереснее встретить поэта, следующего традициям русской классической поэзии.

Борис Красильников — талантливый московский поэт. Сборник стихотворений «Пёстрая лента», вышедший в издательстве «Союз писателей» в 2018 году, включает разные по тематике и стилю поэтические произведения. Миссию поэта автор видит в том, чтобы «сплетением слов будоражить сердца».

«Сплетение слов»… Именно это выражение Б. Красильникова заставляет обратиться к анализу языковых особенностей его творчества. Язык неслучайно называют «первоэлементом литературы». Исследование его позволяет глубже понять идею, философию произведения, оценить художественную ценность, проникнуться настроением поэта.

Анализируя стихотворения Б. Красильникова, в первую очередь отмечаешь удивительную образность и метафоричность поэзии. Почти есенинскую, имажинистскую. При этом встречаются метафоры как узуальные, так и окказиональные, авторские:

Под шелухой избитых фраз
живёт словам он параллельно…

Скакало сердце на ветру
От черт, лишь издали похожих…

Я внешне — плоть осеннего листа,
Душа цветёт, но тайно и незримо…

И после, проживая дни,
Как узник, ждущий приговора,
Срывал боязней кандалы

Благодаря необычным, запоминающимся метафорам, их эмоциональной окрашенности создаётся яркий и ёмкий художественный образ описываемого объекта, явления, лица и выражается отношение к нему автора. Метафоры делают речь поэта исключительно выразительной и, безусловно, вызывают эстетическое наслаждение у читателя.

Следующее лексическое средство, часто встречающееся в творчестве Б. Красильникова и делающее его стиль узнаваемым, — сравнение. Основной структурный тип сравнений — существительное в творительном падеже:

Пьяным барабанщиком
Дождь стучит в окно…

Волком ветер воет…

Дрожал комочком сизокрылым
Под дверью, что вела в подъезд.

Также поэт широко использует сравнительные обороты:

А рядом, преклонив колени,
Как призрак юности былой,
Поклонник твой — подобный Тени
Явится, словно дух святой.

Сравнения усиливают изобразительность и образность стихотворного текста, позволяют подчеркнуть значимые особенности, признаки описываемого явления.

С этой же целью используются автором эпитеты. В роли них обычно выступают качественные прилагательные, передающие эмоциональную оценку:

А может, этому всему виной
Рассудок мой, болезненно-ранимый?

Смешны наветы и хула —
Они исчезнут злобной тучей.

Но особенно выразительны метафорические и метонимические эпитеты:

С мудростью медвежьей
Затаюсь в тепле.

От карего, от голубого,
Но лучше всё же от любого —
От сглаза — сбереги меня.

«Медвежья мудрость»… Как верно подмечен образ! Мудрость в том, чтобы не идти навстречу бедам и напастям, не вступать в неравный бой, а переждать их: «суета и дрязги плачут пусть по мне». А разве не замечательная авторская находка — «карий и голубой… сглаз»? Благодаря метонимическому переносу происходит расширение синтагматических связей слова с фразеологически связанным значением «карий». Удачна также имплицитно выраженная связь «сглаз» — «глаз».

Перифразы, встречающиеся на страницах сборника Б. Красильникова, как правило, узуальные, общеязыковые:

Поэтом названная страшной силой,
Берущая в полон рассудки и сердца —
В плоть облачённая, возводится счастливой
На пьедестал в душе влюблённого творца.

В любой момент, мой друг, в любой момент и час
Старуха скверная с зазубренной косою,
Из досок сбив постель, укрыв землёй сырою,
Любого может унести из нас.

Увидишь, как Посланник Рая
Волшебный свет льёт на тебя.

Читателем легко угадываются образы, которые названы не прямо (Красота, Смерть, Ангел), а описательно, через сочетание слов. Используя перифразы — прецедентные тексты-образы, автор воздействует не только на эмоции, но и на ментальный опыт своего читателя.

Для того чтобы подчеркнуть противоречивость мира, борьбу разных начал, Б. Красильников обращается к оксюморону и антитезе:

Преодолев разлуки дальность,
В тот миг к сердцам вдруг боль придёт,
И нереальный мир Реальность
В слезах невольных обретёт.

Не нужен Ангел, Ты нужна — живая…

Он годы с нею проживал,
Проехав десять остановок.

Эти стилистические приёмы позволяют усилить эмоциональное впечатление от созданного автором образа, глубже выразить чувства лирического героя.

Говоря о лексических языковых средствах, нельзя не отметить случаи использования омографов:

Про фату́ ты забудешь, ведь фа́ту
Так к лицу цепь из звеньев измен.

Удачное объединение слов «фата» — «деталь головного убора невесты» и «фат» — «щёголь, пустой человек» заставляют читателя размышлять над неожиданными образами и дарят эстетическое наслаждение от предложенной автором языковой игры.

Среди синтаксических единиц в творчестве Б. Красильникова ярко выделяется анафора. Эта фигура речи давно признана исследователями эффективным средством воздействия на чувства читателя:

Я боюсь, что совсем некрасив,
Я боюсь, что совсем неразумен,
Я боюсь, что, наверно, спесив,
Я боюсь, что не создан для буден.

Настойчивое повторение слов сообщает тексту искренность, и поэту хочется верить.

С лингвистической точки зрения интерес представляет также стихотворение «Свиристели»:

Налетели свиристели,
Закружились, засвистели,
Вихрем канули в рябине,
На ветвях тревожа иней.
Запорхали все крылами,
Закивали головами,
Окунулись в ягод лужи,
Расплескав их среди стужи.
Вмиг забыли про метели
Средь ветвистой той купели,
Средь снегов, что заалели
От рябиновой капели.

В двенадцати строчках — одиннадцать глагольных форм, причём совершенного вида. При помощи них передаётся динамичность повествования, радостное настроение птичьей суеты. Интересно также, что многие глаголы имеют приставку «за-» со значением начала действия. Это стихотворение вызывает стойкую ассоциацию со стихотворением М. Цветаевой «Рас-стояние: вёрсты, мили…», отсылку к её творчеству.

Впрочем, литературных аллюзий — как текстовых, так и стилевых — в поэзии Б. Красильникова немало. Отметим лишь некоторые: «…толпе чужда их маета, понятна — Левину и Китти»; «Он опоздал… и ощутил: финал рассказа «После бала»; «Смотреть на жизнь Ты станешь смело, забыв про Гамлета вопрос», «Кто-то сразу не встал, затаившись, как зверь, телом, вспомнив из “Маугли” фразу…».

Наблюдения над языком стихотворных произведений Б. Красильникова позволяют сделать вывод, что перед нами, безусловно, очень талантливый поэт, умело пользующийся средствами русского языка, интеллектуальный, эмоционально тонкий, следующий традициям русских классиков, а сборник «Пёстрая лента» — это признание в любви Жизни («Пёстрая лента», «Становлюсь всё ближе к Богу»), Природе («Свиристели»), Любимой («Молчаливый диалог», «Он ею бредил наяву», «Родинка» и др.), Поэтам («Поэты», «У могилы С. Есенина»).

Л. А. Калинина, канд. филол. наук, доцент
ФГБОУ ВО «Глазовский государственный педагогический институт
имени В. Г. Короленко»

Этот и другие материалы читайте в журнале «Союз писателей» № 12/2018

7 февраля 2019 140


Друзья! Целый год мы следили за развитием событий на голосовании. В результате одиннадцати отборочных этапов до финала IV литературной премии журнала «Союз писателей» дошли пятнадцать достойных авторов. Двум из них сегодня суждено получить звания «Лучшего поэта года» и «Лучшего прозаика года». Последние минуты финального голосования, как всегда, оказались самыми напряжёнными и преподнесли немало сюрпризов. Выдержав достаточную паузу, мы готовы объявить итоги!

Номинация «ПРОЗА»


III местоАнна Плеханова
Награждается дипломом за III место и полугодовой подпиской на журнал «Союз писателей» с правом публикации в каждом выпуске до окончания подписного периода. Объём публикации в номере: до 4 страниц прозы.

II местоТатьяна Эдел
Награждается дипломом за II место и полугодовой подпиской на журнал «Союз писателей» с правом публикации в каждом выпуске до окончания подписного периода. Объём публикации в номере: до 4 страниц прозы.

«Лучший прозаик года» (I место)Алехандро Атуэй
Награждается дипломом «Лучший прозаик года», изданием книги прозы и пиар-пакетом Премиум. Параметры будущей книги: объём до 172 страниц, твёрдый переплёт, 60 экз. с ISBN (44 экземпляра автору + допечатка по требованию).


Номинация «ПОЭЗИЯ»


III местоАндрей Ивонин
Награждается дипломом за III место и полугодовой подпиской на журнал «Союз писателей» с правом публикации в каждом выпуске до окончания подписного периода. Объём публикации в номере: 1 поэтическая страница.

II местоИнна Андрианова
Награждается дипломом за II место и полугодовой подпиской на журнал «Союз писателей» с правом публикации в каждом выпуске до окончания подписного периода. Объём публикации в номере: 1 поэтическая страница.

«Лучший поэт года» (I место)Людмила Денисова
Награждается дипломом «Лучший поэт года», изданием книги стихов и пиар-пакетом Премиум. Параметры будущей книги: объём до 112 страниц, твёрдый переплёт, 60 экз. с ISBN (44 экземпляра автору + допечатка по требованию).


Финалисты-призёры


Прозаики
Кристина Волчецкая
Виктория Данилова
Наталья Волохина
Наталья Мазюкова
Валерий Рубин
Награждаются одной бесплатной публикацией в журнале «Союз писателей» с получением электронного экземпляра номера. Объём публикации: до 4 страниц прозы.

Поэты
Наталья Смехачёва
Сергей Анохин
Наталья Шарапова
Сергей Еромирцев
Награждаются одной бесплатной публикацией в журнале «Союз писателей» с получением электронного экземпляра номера. Объём публикации: 1 поэтическая страница.


Поздравляем всех призёров и уже с нетерпением ждём их новых прекрасных произведений,
с которыми читатели очень скоро смогут познакомиться на страницах журнала
и, конечно же, в авторских книгах победителей!

4 февраля 2019 107


Юмор — одна из главных вещей, наполняющих нашу жизнь красками. В главной рубрике апрельского выпуска мы приглашаем авторов блеснуть своими остроумными произведениями и подарить читателям улыбку и отличное настроение!

Для произведений более серьёзных открыты большие разделы «Поэзия» и «Проза», а рассказы и стихи для детей найдут своё место в «Цветных зонтиках».

Как предложить материал для публикации:
Способ 1. Заполнить онлайн-форму на сайте журнала, нажав кнопку «Отправить заявку»: journalsp.ru/uchastie
Способ 2. Скачать заявку в формате .doc, заполнить и выслать вместе с произведениями на эл. адрес редакции: sp@izdat-kniga.ru

4 февраля 2019 38


Героем первого в новом году выпуска «СП» стала писательница-фантаст Анна Плеханова. Её перу принадлежат романы «Переплетения смерти», «Загадки гигантской планеты» и «Иномирье». В интервью Анна рассказывает о своём творчестве, взглядах на современную фантастику и личном отношении к сверхъестественному. А в «Теме номера» авторы дали волю воображению: путешествия во времени, оцифрованная любовь и воспетые стихами внеземные миры – лишь толика того, что ждёт читателей в главной рубрике.

Полный обзор выпуска:
soyuz-pisatelei.ru/news/2019-01-28-3048

Журнал в интернет-магазине #КНИГА:
knigi-market.ru/1-2019

26 января 2019 67

Любовь — это важнейшая составляющая эмоциональной жизни человека. Она представляет собой сложное, часто нерасчленённое и неоднозначное явление, обычно определяемое как глубокое чувство привязанности к человеку или к какому-либо факту действительности. Исключительность понятия любви связана с тем, что в нём пересекается несколько факторов: духовный, социальный, личностный, а также физиологический.

В статье мы рассмотрим языковую реализацию концепта «любовь» в сказках талантливого современного писателя Эльдара Ахадова «Чудо в перьях». Книга выпущена издательством «Союз писателей» в 2017 году по программе «Новые имена современной литературы».

Когнитивный аспект анализа художественных произведений актуален для современных лингвистических исследований. Говоря о концепте, мы примем за основу определение, данное В. В. Колесовым: «Концепт — сущность понятия, явленная в своих содержательных формах — в образе, понятии и в символе»1. Отметим, что изучение концепта «любовь» во многом обусловлено его многогранностью, универсальностью и значительностью.

Сказки Э. Ахадова по объёму, проблематике, философской глубине, иносказательной форме и образности могут быть справедливо названы притчами. И концепт «любовь» занимает в них особое место.

В качестве названия сборника неслучайно выбран прецедентный текст. «Чудо в перьях» — так именуют странного, необыкновенного человека. Это ключевой образ книги Э. Ахадова, в какой-то мере характеризующий и самого автора. В наш очень прагматичный век говорить о любви, доброте, заботе, ласке не вполне современно: все ждут «нормального, серьёзного» разговора с читателем, а в сборник включены маленькие, «взъерошенные» сказки-притчи, «да ещё и в перьях». Но прочитав их, услышав их «песню», прочувствовав, понимаешь, что именно они — то самое «настоящее, живое, неповторимое».

Говоря о словообразовательных связях лексемы «любовь», отметим, что слова с корнем «-люб-», встретившиеся в книге, немногочисленны: это существительные любовь, любопытство, субстантивированные причастия и прилагательные возлюбленный, любимый, прилагательные любезный, любимый, глаголы любоваться, любить, полюбить. Однако притча — это особый жанр, в ней многое выражено имплицитно — через символы и образы. Поэтому сильны ассоциативные связи: автор передаёт идею любви через образ солнца, цветка Чжэнь.

В образе солнца автор воплощает прежде всего социальный и личностный аспекты любви. Э. Ахадов пытается напомнить читателям важные истины. Во-первых, любовь способна изменить мир вокруг и жизнь каждого человека в отдельности (солнце сияло так ярко, что мрачная туча растаяла от его улыбки). Во-вторых, она может вдохновить на невероятные свершения (комета, желая посоперничать с солнцем, устремилась к далёкой звезде). В-третьих, истинная любовь принимает всех такими, какие они есть (дождик-плакса, раскатистое эхо, полетевший к солнцу за лаской ветер — все получают от солнца любовь, понимание, ласку). И, наконец, любовь дарит умиротворение, спокойствие, счастье (тишина, согретая солнцем, «чувствовала такую любовь ко всему, что есть и будет, что кричала и пела от радости самые лучшие песни звенящей, ликующей тишины»).

Цветок Чжэнь — это символ духовной, высокой любви, он «рождён любовью и не погибнет до тех пор, пока она есть: любовь матери к своему ребёнку, любовь юноши к возлюбленной, любовь детей к своим родителям, любовь каждого живущего на земле ко всему сущему и ко всем, кто нуждается в любви». Найти цветок непросто, и нашедший может навсегда остаться в мрачной подземной темнице, но автор показывает путь к нему: «Откройте ваши сердца миру и сделайте так, чтобы одна лишь любовь была в нём повсюду».

Исследование синтагматических связей концепта «любовь» дополняет глубину философского понимания автором этого явления. Определения, использующиеся при слове любовь, — трогательная и нежная любовь, первая любовь. Э. Ахадов воспевает чистое чувство, лишённое сомнений, сожалений, страха быть отвергнутым. Несогласованные определения, встретившиеся при этом слове, подчёркивают многогранность чувства: любовь матери, любовь юноши, любовь детей, любовь каждого живущего. Дополнения, употребляемые при лексеме «любовь», используются с предлогом «к», передающим направленность чувства на объект: любовь к родине, любовь к другим людям, любовь к ребёнку, любовь к возлюбленной, любовь к родителям, любовь ко всему сущему. И, наконец, обстоятельство со значением места в словосочетании любовь повсюду завершает объёмность и глубину понятия «любовь» в притчах-сказках Э. Ахадова.

Очень выразительны употреблённые рядом однородные определения любимая, родная Элиза. Любимая — это значит ставшая родной, пусть не по крови, а по духу. Использованные при глаголах с корнем «-люб-» слова также красноречивы: полюбил всем сердцем, вечно любит, очень любит, любите всех, любить друг друга. Глубина чувства, полное погружение в него, любовь ко всему живому, ибо «на свете и нет ничего мёртвого. Всё живое. У всего своя душа», — вот в чём, по мнению Э. Ахадова, заключается смысл человеческого существования на земле.

Таким образом, исследовав словообразовательные, ассоциативные, синтагматические связи лексемы «любовь» в притчах-сказках Э. Ахадова, можно представить значительность и философскую глубину авторского представления этого концепта.

Л. А. Калинина, канд. филол. наук, доцент
ФГБОУ ВО «Глазовский государственный педагогический институт
имени В. Г. Короленко»

Этот и другие материалы читайте в журнале «Союз писателей» № 12/2018

24 января 2019 66


Чудес не бывает? Это заблуждение, которое давно стало религией взрослых. Погрязнув в проблемах, они отказываются замечать, что есть нечто большее, нежели обычная повседневность с её тяготами и трудностями. Но это взрослые. Мир ребёнка отличается от мира мам и пап, бабушек и дедушек. В нём живёт мечта. В нём балом правит богатая фантазия.

Хорошие книги позволяют человеку бережно и аккуратно знакомиться с действительностью и в то же самое время поддерживают его в убеждении, что жизнь прекрасна и полна чудес. Они здесь, совсем рядом. Нужно лишь протянуть руку и коснуться чего-то невероятного, удивительного, ошеломляющего. Или, кто знает, может быть, именно маленький читатель сам совершит какое-нибудь чудо.

Одним из писателей, дающих шанс детям как можно дольше оставаться детьми, стимулирующих их воображение, помогающих быть креативными, весёлыми, жизнерадостными и очень-очень счастливыми, является Наталья Шарапова. Она пишет сказки, которые объясняют что к чему, проводят черту между хорошим и плохим, учат правильно себя вести и смотреть на вещи исключительно с позитивом. Из-под пера автора вышли сборники стихов «Сказочная страна Шарапуния», «В зоопарке», «12 месяцев», «Фантазёры», «Эхо», «Прививка безопасности». Произведения писательницы также появлялись в коллективных сборниках. Наталья неоднократно принимала участие в ежегодном конкурсе «Новые сказки», проводимым издательством «Союз писателей» среди детских писателей, и выходила в финал. Последняя на данный момент работа Натальи Шараповой носит название «Приключения в стране сказок». Книга манит в неведомые дали, где Баба-яга может оказаться доброй, чудеса случаются в каждой строчке, а милые герои наделены смекалкой. Там нет границ между мечтой и реальностью, а сны обязательно становятся явью.

— Здравствуйте, Наталья! Какие эмоции Вы испытываете в связи с выходом книги? Что значит для автора увидеть свои произведения напечатанными?

— Здравствуйте, Екатерина! Выход новой книги — это всегда и радостное и волнительное событие. Для меня это как рождение ребёнка! Сначала, сгорая от нетерпения, жду: когда же можно будет уже увидеть это творение, взять в руки, погладить, полистать. Но когда книга уже в руках, начинаю переживать: а вдруг что-то не получилось? А понравится ли она? И радуюсь каждому читателю.

— Как рождаются Ваши сказки? Что вдохновляет на их написание?

— Сюжеты для сказок мне подсказывают дети или какие-то события. Например, сказку «Как от Тимы и Никушки убежали все игрушки» я написала, увидев, с какой неохотой мои внуки Тимошка и Ника убирают за собой игрушки; «Сказка про храбрых братьев» появилась тоже неслучайно. Как смерч поднимает столб воды, мы с детьми наблюдали по дороге к морю. А сказку «Как Баба-яга поселилась в деревне» мы сочиняли вместе со старшим внуком, коротая время в дороге.

— Опишите Вашу рабочую обстановку. Не секрет, что у многих знаменитых авторов были определённые ритуалы, позволявшие им настроиться на творческий лад. Например, Владимир Набоков писал стоя, сперва делая наброски своих мыслей на карточках, а Трумен Капотэ, наоборот, мог сконцентрироваться только лёжа на диване. Сомерсет Моэм читал «Кандидата» Вольтера, а Фридрих Шиллер не мог работать, если в его столе не лежали гнилые яблоки. Джоан Роулинг писала исключительно в кафе, а Чарльз Диккенс и вовсе перед тем, как взяться за перо, наведывался в морг. Есть ли какие-то особые ритуалы, которые Вы неизменно соблюдаете в процессе творчества или перед тем, как начать писать?

— Никаких особых ритуалов у меня нет. Услышав или увидев что-нибудь интересное, что меня «зацепило» и может стать сюжетом для сказки, я обычно стараюсь сделать пометки в блокноте, просто, чтобы не забыть. А когда уже берусь за эту тему, тщательно продумать всю сказку мне помогает быстрая ходьба вдоль берега моря, почему-то на вечерних прогулках очень хорошо думается. Ну а когда сюжет сказки сложился, тогда уже хочется как можно скорее сесть за компьютер, и пока сказка не появится в первом написании на страничках, оторваться уже не могу. А потом идёт долгая работа над текстом, рифмой. Причём в первом прочтении обычно мне всё нравится и кажется, что и поправить-то нечего. Но после третьего, четвёртого прочтения уже всё не так: там слово неточное, тут — не нравится. Вот тогда работа начинает по-настоящему «кипеть», и сказка на глазах «оживает».

— Знаком ли Вам творческий кризис? И если да, как справлялись с этим состоянием?

— Нет, что такое творческий кризис, мне неизвестно. У меня бывают перерывы, когда я подолгу не пишу в силу каких-то обстоятельств, например, летом, когда собираются все дети и внуки и сочинять сказки времени просто нет. Но зато в это время я слышу от детей множество интересных выражений, рассуждений, вижу, как они себя ведут в той или иной ситуации. Всё это я записываю в свой блокнотик, с которым в этот период не расстаюсь. А когда все мои герои разъезжаются по домам, достаю свои записи и пометки и превращаю их в сказки или стихи.

— Сразу ли Вы решили публиковаться, когда начали писать? Что послужило толчком, заставившим Вас явить творчество людям?

— Первым об издании книги заговорил мой сын, когда поднакопилось достаточно большое количество стихов и сказок. Тогда это было для меня из области фантастики. Я посмеивалась над его идеями и отмахивалась. Но сын настойчиво предлагал мне варианты, где можно было бы напечатать для внуков, а их у меня четверо, книгу единичным тиражом. И я напечатала. Таких книг было четыре. А три года назад в литературно-художественном объединении «Парус», где собираются творческие люди Анапы, я познакомилась с замечательным человеком Сапрыкиным Владимиром Михайловичем — поэтом, прозаиком, публицистом, членом Союза писателей России. Прочитав мои сказки, он спросил: «А ты не хочешь издать свою книгу?» И отправил сказки в издательство «Союз писателей», с которым сам сотрудничал не один год. Именно Владимир Михайлович способствовал появлению моей первой настоящей книги, это была книга сказок. Он сам курировал весь процесс издания книги, написал предисловие, я ему очень благодарна за помощь. И теперь вот уже три года «Союз писателей» помогает моим книгам стать красивыми, яркими, красочными. И, пользуясь случаем, я хочу от всего сердца поблагодарить всех сотрудников издательства за их помощь, подсказки, замечания, такую важную и нужную работу.

— Добрый рассказчик, который дарит детям сказки на страницах Ваших книг, и реальная Наталья Шарапова — это одно и то же лицо или совершенно разные люди?

— Я думаю, в большей степени это одно лицо. Как-то так получается, что в любой ситуации (а в жизни всякое бывает) я обязательно нахожу что-нибудь положительное, верю в добро, доверяю людям и надеюсь на хороший исход.

— Идея смешать новых героев и персонажей народного фольклора — это дань моде, желание проявить оригинальность или стремление отразить Ваше персональное видение той же Бабы-яги?

— Скорее, это видение моего младшего внука. Баба-яга — это его любимый персонаж. Когда он был чуть помладше, он постоянно играл в Бабу-ягу, с Бабой-ягой, сказки слушал только про неё. Ему всегда было жаль старушку, ведь её никто не любит и все обижают. Вот я и постаралась разнообразить для него сказки.

— Любая сказка по определению должна воспитывать и наставлять. Чему Вы хотите научить юных читателей? Какие качества надеетесь воспитать?

— Хочется, чтобы дети научились не бояться трудностей, дорожить дружбой, верить в себя и обязательно верить в чудеса, а ещё старались творить добро. У меня есть такое стихотворение:

***
Почему мы любим сказки?
В них таится волшебство!
Можно взять простые краски
Вмиг освоить мастерство…

Ранним утром вместе с феей
В царство дивное слетать,
Разузнать, где смерть Кощея,
И воды живой достать…

Стать немедленно героем —
Великана победить!
Посетить и дно морское,
И принцессу рассмешить…

Там встречается волшебник,
Звери могут говорить…
Для детей они — учебник:
Намекнут, как поступить,

Разглядеть помогут правду,
Из беды спасти друзей…
Смелых — учат — ждёт награда!
Дружба — золота важней!

Вдруг подскажут: постарайтесь
Отличить добро от зла
И по жизни совершайте
Только добрые дела!

Для чего нужны нам сказки?
Научиться мир ценить!
А лишив злодея маски,
В мире станет легче жить!

— Верите ли Вы в чудеса? Где искать их в реальном мире?

— Конечно верю! А как можно не верить в чудеса? Ведь они вокруг нас! Какими чудесными сверкающими дорожками пытается удивить солнышко утром, когда просыпается, или вечером, когда садится в море, а какие неповторимые картины создают облака! Вы замечали? А Вы когда-нибудь разглядывали самую обыкновенную снежинку? А когда сияет в небе радуга, разве это не чудо? А рождение ребёнка? Это же настоящее чудо! Да много чего происходит такого, что люди порой не замечают. А разве не бывает так: только чего-нибудь пожелаешь, и тебе это «что-то» дарят; о ком-то подумаешь — и тут же встречаешь этого человека. Как же можно не верить? В чудеса верить обязательно надо, иначе жизнь покажется серой и скучной, исчезнет магия любви, нежности и радости.

— Подéлитесь с нами творческими планами на будущее? Возможно, мы увидим Вашу прозу или книгу, рассчитанную на взрослого читателя?

— Я сейчас работаю над книгой сказок, фантазийных рассказов для детей в прозе. Надеюсь, у меня получится. Но про стихи и сказки в стихах тоже не забываю. Очень люблю писать сказки в стихах. Думаю в скором времени порадовать маленьких читателей новыми книгами.

— Спасибо, Наталья, за интересную беседу. Уверена, все Ваши планы обязательно воплотятся в жизнь. Удачи Вам и большого вдохновения!

Екатерина Кузнецова,
пиар-менеджер издательства «Союз писателей»

Этот и другие материалы читайте в журнале «Союз писателей» № 12/2018

9 января 2019 106


А вы знаете, что в марте отмечается Международный день театра? А что весь 2019 год объявлен Годом театра в России? Эти два обстоятельства определили тему журнала «Союз писателей» № 3. К участию в главной рубрике приглашаем авторов с пьесами, а также с произведениями, так или иначе связанными с театральным искусством.

Однако не театром единым! Те, кто давно знаком с журналом «СП», знают, как мы ценим разнообразие. Для произведений свободной тематики всегда открыты большие разделы «Поэзия» и «Проза». Рассказам и стишкам для детей будем рады в «Цветных зонтиках», юмористическим опусам – в «Комнате отдыха»!

Как предложить материал для публикации:
Способ 1. Заполнить онлайн-форму на сайте журнала, нажав кнопку «Отправить заявку»: journalsp.ru/uchastie
Способ 2. Скачать заявку в формате .doc, заполнить и выслать вместе с произведениями на эл. адрес редакции: sp@izdat-kniga.ru

Мы увлекаемся сюжетом, оцениваем стиль, следим за размышлениями автора и размышляем сами. Но чтение — не менее загадочный и интересный процесс, чем то, что именно мы читаем.

Герман Гессе как-то заметил, что существует три типа читателей. Наивный читатель воспринимает содержание книги как действительность, как нечто объективно существующее — он «проживает» события произведения, полностью им отдаётся. Книгу будто бы читает не он, а кто-то другой.

Читать далее →

Художники, писатели, скульпторы, актеры, да и любой человек творчества сталкивался с проблемой потери вдохновения.

Как же его вернуть? Вдохновение по мнению большинства — нечто неосязаемое, непонятное и эфемерное. Удивительно, но способность творить напрямую связана с нейронами нашего мозга. Чтобы найти вдохновение и заново заставить себя работать, необходимо понимать, где именно его искать.

Испанский врач и лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине Сантьяго Рамон-и-Кахаль как-то сказал: «До тех пор, пока наш мозг остается загадкой, Вселенная, отражение структуры нашего мозга, также останется загадкой».

Читать далее →